“Катаемся и выживаем, как можем”. Как белорусы теперь выезжают из страны

Многие белорусы работают за границей: говорят, там и условия лучше, и зарплаты побольше. Это люди разных специальностей: рабочие, строители, водители, архитекторы, переводчики, врачи, программисты и другие. Но как сейчас, при новых обстоятельствах, они добираются на работу? Ведь через наземные пункты пропуска можно ездить с ограничениями, а со многими европейскими странами теперь нет прямого авиасообщения. TUT.BY узнал про это у наших земляков.

Напомним, с полуночи 21 декабря 2020 года в Беларуси начал действовать временный запрет на выезд из страны через наземные пункты пропуска. Выезжать на работу и учебу, а также имеющим вид на жительство в другой стране разрешили не чаще одного раза в течение шести месяцев. Но через воздушные пункты пропуска самолетами международного сообщения можно выезжать чаще. Сообщалось, что мера предпринимается в целях предотвращения распространения в стране COVID-19, сколько она будет действовать — неизвестно.

Люди роптали, что авиаперелеты существенно удорожают проезд до места работы, однако ничего не поделаешь — летали. Но недавно с прямыми авиаперелетами с европейскими странами белорусам пришлось попрощаться. Из-за вынужденной посадки в Беларуси самолета Ryanair 23 мая этого года, на котором летели журналист Роман Протасевич и его девушка София Сапега, многие авиакомпании приняли решение прекратить авиасообщение с Беларусью. Многие европейские страны запретили самолетам “Белавиа” использовать их воздушное пространство.

Строитель в Литве: «Платим за проезд в десять раз больше, чем раньше»

Минчанин Александр несколько лет работает строителем в Вильнюсе, он занимается ремонтом и реконструкцией старых зданий. Раньше мужчина и его коллеги добирались на работу на автобусе, билет в одну сторону стоил около 15 евро. Сегодняшняя ситуация заставила рабочих продумывать новую логистику.

— После отмены прямого авиасообщения я долго сидел и для всех нас продумывал, как нам добраться на работу. Речь о том, чтобы отказаться от работы в Европе и устроиться работать в Беларуси, даже не шла: на родине пашешь и получаешь гораздо меньше, — говорит мужчина.

Сейчас строители едут из Минска до Москвы на поезде «Ласточка», потом с вокзала на аэроэкспрессе добираются в аэропорт, на самолет. Чаще всего они летят по маршруту Москва — Рига — Вильнюс: как ни странно, такой путь оказывается дешевле, чем прямой рейс Москва — Вильнюс. По времени вся дорога длится около 19 часов. Общая стоимость проезда — около 150 евро: в десять раз дороже, чем на автобусе.

— Конечно, дорого, а что делать? Привыкли, что нам вечно создают трудности, приходится кататься и выживать. Я не расстраиваюсь из-за этого, — бодро говорит Александр.

Но иногда их путь занимает больше суток — это в том случае, если из Москвы приходится лететь в Дубаи, а оттуда — в Вильнюс. Просто бывает, что эти билеты обходятся дешевле, чем через балтийские страны.

— Обычно в Вильнюсе мы работаем минимум по три месяца, потом домой на побывку. Бронировать билеты на самолет в Литву приходится месяца за полтора — иначе их стоимость сильно вырастет. Причем бронь лучше оформлять онлайн, через интернет, потому что при покупке билета в кассе взимают деньги за обслуживание.

Александр говорит, что некоторые из его коллег, в частности те, кто не женат, в Беларусь ездят крайне редко, чтобы не переплачивать за проезд. Кто-то и вовсе перевез семью в Литву и на родину не ездит.

Тем временем в Литве говорят о нехватке строителей, особенно чувствуется, что сократился поток трудовых мигрантов из Беларуси. Участники рынка связывают это в том числе с трудностями с выездом из Беларуси.

Дальнобойщик в Литве: «Раньше 6 часов — и мы на месте. Теперь 20 часов»

Дальнобойщик из Могилева тоже работает в Вильнюсе на литовского перевозчика. Каждые два месяца мужчины сменяли друг друга за рулем, поэтому выезжать за пределы Беларуси им надо чаще чем один раз в полгода.

— Раньше я с тремя с коллегами добирался до Вильнюса на машине. Платили за зеленую карту 30 евро, 80 рублей на топливо — получалось по 25 евро с носа. Шесть часов — и мы на месте.

В новых условиях, чтобы добраться на работу, водителям пришлось потратить больше времени и денег: сперва за 38 рублей сделали тест ПЦР, потом поехали на поезде Могилев — Москва (билет стоил 105 рублей), оттуда за 260 евро были два перелета по маршрутам Москва — Хельсинки и Хельсинки — Вильнюс. В итоге получилось около 308 евро с человека и 20 часов пути.

Водитель говорит, что коллегам, работающим на крупных фирмах, руководство организует и оплачивает все «окольные пути». Конкретно этому дальнобойщику и его коллегам выплатили только компенсацию в 100 евро на человека.

К слову, в Литве сейчас наблюдается существенная нехватка водителей, речь о дефиците около 15 тысяч работников.

Дальнобойщик утверждает, что за пределы Беларуси второй раз за шесть месяцев выехать можно — для этого надо написать обращение в ГПК, объяснить цель поездки.

— Узнали мы о такой возможности поздно. Написали электронное обращение, но за три недели не пришёл ответ, хотя нашим знакомым отвечали в течение нескольких дней. Потом разрешение на второй выезд нам все же пришло, но на тот момент мы уже улетели и оно оказалось неактуальным. Примечательно, что сроки там не обозначены, а значит, может пригодиться в следующий раз, если ещё будет действовать запрет на второй в полугодии выезд.

Архитектор в Польше: «Отсижусь в Европе, а то мало ли, что наши власти еще придумают»

В сложившейся ситуации больше повезло белорусам, которые работают в Европе, имея вид на жительство, трудовой договор, жилье и постоянную работу: исходя из этого у них нет необходимости постоянно возвращаться на родину. Например, в таком положении находится наш земляк Илья, который работает архитектором в Польше. Уже после введения ограничения «один раз в полгода» парень выезжал за границу. Проблем со сроками пересечения у него не было: они были соблюдены, обоснование выезда имелось — трудовой договор и командировка.

— Меня пропустили из Беларуси в Польшу без проблем. Но выезжать отсюда я не собираюсь, от греха подальше, потому что неизвестно, какие нововведения появятся, когда я приеду в Беларусь. Кто знает: может, уехать не смогу. Поэтому решил, что отсижусь тут. Работа, деньги, жилье у меня есть. Илья рассказал, что среди его приятелей есть те, кто не устроен на работу на постоянной основе, к примеру работают по договору подряда. Они пытаются найти выход из положения: ищут знакомых в Польше, которые помогают оформить бумаги, в том числе на командировку. «Отсидеться до улучшения ситуации» решила и супружеская пара из Беларуси. С апреля этого года они работают в Литве и выезжать за пределы ЕС не собираются.

— Конечно, в Беларуси остались наши родные, хочется и увидеть. Но рисковать тем, что обратно мы можем не уехать, нам не хочется. Поэтому планируем работать целый год — до срока окончания визы. Потом будем пробовать продлевать ее, не выезжая из Европы.

Дальнобойщик в Польше: «В Европе нам быстро найдут замену»

Алексей, еще один водитель-международник из Гродно, работает на польского перевозчика. Мужчина говорит, что когда начались «качели» с пересечением границы, он решил осесть в Европе на пять месяцев беспрерывной работы. Потом на два месяца собирается вернуться домой в Беларусь, а после наземным транспортом снова на работу.

— Объезд, чтобы попасть на работу, этот крюк дикой собаки, я не воспринимаю. Шеф оплачивает перелеты, только когда некого больше выдернуть. А платить за окольные пути бешеные деньги из своего кармана я не готов. Алексей говорит, что с недавнего времени его компания начала активно набирать на работу украинцев, даже тех, у кого нет опыта, хотя раньше на фирме это не было принято. Оно и понятно: граждане Украины могут без проблем ехать в Европу, да и желающих это сделать достаточно.

Источник: tut.by

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

15 − тринадцать =